Автошкола

Дорогому другу юности, Анатолию Жиляеву посвящаю.

 

Маленький поселок Муртазово-Терек летом 1964 года был засыпан белым нежным пухом высоких тополей, растущих вдоль широких улиц Ленина, Пушкина, Кабардинская. Спастись от солнечного зноя и утолить жажду можно было только в единственной столовой поселка , стоящей между старым автовокзалом и большим парком, на пересечении улиц Ленина и Пушкина.

В прокуренном зале столовой, набитой битком посетителями, с раннего утра до поздней ночи продавали ледяной лимонад и холодное пиво, по заказу быстро жарили дешёвые терские шницеля размерами с большую тарелку. Троюродный брат Быля (Зулимби) по секрету мне говорил, что эти шницеля готовят из мяса диких животных, или из мяса безхозных ишаков, бродящих днем по маленькому поселку, а ночью отдыхающих в зеленых кустах парка возле столовой. Одно могу сказать, что таких вкусных шницелей в жизни я нигде больше не ел.

Приехал я в Муртазово с одной целью — поступить в автошколу пока длятся школьные летние каникулы и получить права до начала занятий в вечерней школе. В автошколу набирали по достижении 17 лет. А мне только исполнилось 16 лет две недели назад, 9 мая. На руках у меня была справка из Сельского Совета Каншууей, где было указано Ф.И.О., год рождения 1946, добавили один год , изменили дату рождения 9 мая на 10 мая, что я работаю в колхозе «Серп и Молот» трактористом, а им нужен водитель грузовой машины. В то далекое время паспортов сельчанам не полагалось, не выдавали, чтобы не разбежались, оставались трудиться в своем родном колхозе, на малой Родине, где работы всегда было полно, денег не платили, рассчитывались с колхозниками трудоднями. Спасало сельчан свое домашнее хозяйство, от которого имели хоть какой-то доход, а то добирались бы в районный центр пешком.

С этой справкой я зашел в районный военкомат, где меня впервые поставили на военный учет, записали неправильную дату рождения, 10 мая 1946 года. Военкомат выдал мне направление в автошколу, где указывалось, что им нужен для армии водитель военного грузовика.

Нашел автошколу на окарине поселка, на самой последней улице — улице Луговая, сдал документы в канцелярию. Понравился я работникам автошколы, выглядел старше своего возраста, мужественнее, говорил на чисто русском языке, кратко, внятно. Поговорил заведующий учебной частью со мной и назначил старостой в классе курсантов, им нужен был грамотный курсант, который заполнял бы журнал посещений занятий курсантами автошколы. Совпало сразу четыре желания: моё, сельского совета, военкомата и автошколы, зачислили меня 22 мая 1964 года в автошколу без проблем на шестимесячные курсы водителей – шоферов профессионалов.
После окончания интерната, в село я не вернулся, продолжил учебу в вечерней школе. Жил я на улице Калмыкова недалеко от железнодорожного вокзала «Муртазово» у своих родственников –дедушки Джамала и бабушки Гуащажан. Посоветовал мне дедушка Джамал после окончания мной девятого класса не болтаться по улицам на летних каникулах, а закончить автошколу, получить права на вождение автомобиля и мотороллера, устроиться на работу на завод алмазных инструментов для получения трудового стажа, необходимого для поступления в институт. На заводе платят хорошо , буду иметь свои карманные деньги и продолжу учебу в вечерней школе. Уговорил дедушка меня, загорелся я желанием работать, накапливать трудовой стаж, учиться на отлично в школе, чтобы осуществить мечту детства — стать хирургом.

Взрослые дети дедушки: Соня, Ахмед и Роза жили со своими семьями отдельно, с ним оставались десятиклассница Азима и двадцати летний сын Быля (Зулимби) — инвалид с одной ногой, работающий в домашнем хозяйстве. Быля потерял одну ногу в детстве, рассказывал, что доктора отрезали ему загноившуюся ногу, чтобы спасти ему жизнь, но и с одной ногой он справлялся с любой работой, лучше, чем несколько здоровых парней. Высокий, красивый, веселый парень, Быля все время шутил, смешил нас. Ездил на свидание на велосипеде в станицу Александровское за 10 километров от дома. До того он был физически развит, что на одной ноге, с одним костылем мог пробежать стометровку быстрее, чем мы – молодые парни. Быле нужен был помощник, молодой здоровый парень, чтобы плести сетку для ограды из металлической проволоки. За десять лет до меня, у дедушки жили и отрабатывали честно свой хлеб мои троюродные братья из села Каншууей — Хасан и Ауэс, я так же как и они, крутил я барабан с проволокой, а Быля направлял звенья проволоки, плёл металлическую сетку, секунд через десять получалась одна секция шириной двадцать сантиметров, норма была двадцать пять метров сетки в день. Поработал один – два часа, сделал норму, отдыхай, учись днями в автошколе, вечерами в вечерней школе, работай на заводе, перевыполнил норму – получай деньги за сверхурочную работу.

Быля опекал меня, хвалил, тайком от дедушки давал деньги на карманные расходы, боялся потерять такого сильного, ловкого помощника. Специально договорился с соседкой школьницей, пухленькой, круглолицей, с курносым носиком, беленькой, красивой девчушкой, чтобы она меня завлекла. Бегал я все лето за ней, днем и ночью, пока учился в автошколе и даже учась в десятом классе вечерней школы, встречал из школы, провожал, водил в кино, в парк, на озеро купаться. Мои родственники ни на шутку перепугались вдруг малолетние поженятся и заведут своих детишек. Сообщили моим родителям в село, приехала моя мать Катя, решили на общем совете, что мне надо заканчивать школу, поступать в институт, а с глупостями надо завязывать. Как всегда в это время, проводили очередную реформу образования, переводили десятые классы в одиннадцатые и меня уговорили вернуться в родное село заканчивать экстерном вечернюю школу, чтобы выгадать один год. Будто пелена упала с глаз, перестал бегать по ночам на свидание, встречался с соседкой только днем и то не каждый день.

В автошколе по теории, механике, правилам движения учился лучше всех, на отлично, знания схватывал на лету. Ребята из сёл района, даже из поселка Муртазово, старше меня на 2 – 3 года, готовившееся к службе в армии, с трудом разговаривающие на русском языке, просили объяснить как работает двигатель внутреннего сгорания, я у них был авторитетом, слушались меня как старосту группы.

Практические занятия по вождению проходили на ровном, огромном зеленом поле между селом Дейское и поселком Муртазово. На занятиях по вождению случайно попал в кабину к инструктору, в паре с Жиляевым Толей (Анатолием). Он управлял автомобилем лучше инструктора, я многому научился за эти шесть месяцев у него. После службы в армии, Толя женился на моей односельчанке – Кажаевой Томе, все 50 лет прошедшие после автошколы, мы встречаемся в Нальчике и в моем родном селе Каншуей, куда он приезжает к родственникам супруги. За Толей, здоровым, сильным парнем с огромными глазами, похожего на марсианина, бегали все девчонки живущие на улице Луговая, рядом с автошколой. Любыми путями девочки хотели познакомиться с Толей, красивым парнем, приносили нам ребятам билеты в кино, лишь бы мы приводили с собой Толю, но он не обращал на них внимание.

Однажды Толя пригласил курсантов посмотреть соревнования команд Северного Кавказа по борьбе на поясах, проходивших в кинотеатре парка культуры в Тереке (Муртазово). Откуда он узнал про соревнования, что он тогда задумал, до сих пор не ясно. Здоровые парни весом больше 100 кг, ухватившие за пояса соперников, кидали друг-друга как пушинку через себя на борцовский ковер, клали на лопатки. Борьба на поясах напоминала борьбу по вольной борьбе, которой я занимался в интернате, только одно было правило, пояс соперника не выпускать из рук, все приемы проводить через этот пояс. Приглашали всех желающих из зала поучаствовать в соревнованиях, взамен быстро выбивающих из турнира, побежденных борцов. Когда на арене остался один борец из Адыгеи, победивший всех, объявили: «Есть в зале смельчаки, которые могут побороться с победителем?». Мы вытолкали сопротивляющегося Толю на ковер, его быстро переодели в борцовское трико за кулисами. Вышел он в трико, и зал ахнул, увидев парня с буграми мышц на спине, на руках, широкой грудью. Все стали болеть за Толю, хлопать, кричать: «Толя, Толя!». Позже он рассказывал нам, что борьбой никогда в жизни не занимался, увлекался только штангой в школе. За несколько секунд Толя перекинул ошемленного соперника через себя и уложил на лопатки. Судья не засчитал поражение именитому спортсмену, чемпиону Кавказа, мастеру спорта, объяснил что были нарушены правила, пояс во время проведения приема был выпущен из рук, недовольные зрители зала свистели, орали: «Победу Толе!». Судья продолжил схватку, Толя снова и снова за секунды укладывал противника на ковер. Пришлось Судье и его помощникам признать победу на турнире неизвестного им парня из села Больтэй. Объявили, что Толя стал чемпионом Северного Кавказа, что ему присваевается звание мастер спорта по народной борьбе на поясах, награждается кубком, грамотой и денежным призом, и его приглашают на всесоюзные соревнования.

В автошколе у меня был и второй друг – Алкашев Хамзет (Хамзат), полная противоположность Толе, тихий, худенький паренек, живущий недалеко от автошколы, среднюю школу он окончил, в армию не взяли, в институт с первого раза не смог поступить, рос без отца, воспитывала его одна мама, которая считала своего избалованного, великовозрастного сыночка двадцати лет, еще ребенком. Хамзет все время опаздывал на уроки, не кому было его разбудить, мама уходила рано на работу, все шесть месяцев учебы, по пути в автошколу, я заходил к Хамзету, будил и приводил на занятия. Хамзет был умнее всех нас курсантов, настоящий философ, как-то я зашел с ним к бывшему односельчанину Дадову Сигатгери, моему родственнику по бабушкиной линии, переехавшего в Терек со своей семьей, на улицу Луговая, рядом с автошколой, чтобы передать посылку из села. Дома была только дочурка Нина, познакомил Хамзета с ней. Хамзет окончил университет стал бизнесменом, а Нина окончила медицинское училище и стала медсестрой, поженились они. При встречах всегда благодарили меня что я их познакомил…

В автошколе обучали нас вождению в ночное время, до утра ездили по селам района, возили нас в верхний Акбаш, где мы учились спускаться и подыматься по опасным склонам, на огромных военных грузовиках «ЗИС» переезжали через реку Терек. Ездили за Нальчик в дальнее село Каменомосткое за Туфом. Участвовали в соревнованиях, проводимыми ДОСАФ между курсантами автошкол республики, где Толя, Хамзет, я, и курсант Кирин из села Тамбовка получили третий спортивный разряд. Через шесть месяцев, мы все были готовы к службе в армии, нам выдали права водителей, шоферов, профессионалов.

В декабре 1964 г. после окончания автошколы, проучившись в десятом классе вечерней школы четыре месяца, уехал в родное село Каншуей. Работал помощником водителя, через несколько месяцев водителем грузовой машины. Вечерами ходил на занятия в последний выпускной класс вечерней школы сельской молодежи. Никогда не уставал, чем больше работал и учился, тем активнее становился, до сих пор мои дети и внуки не могут меня догнать, я иду впереди, они плетутся за мной.

Приходил в дневную школу к своим друзьям, одноклассникам, учившиеся со мной в первых классах, а сейчас в выпускных, десятом и одиннадцатых классах. Участвовал в олимпиадах по физике, химии, биологии, математике, и без всякой подготовки побеждал на них, чем огорчал дневных учителей. Все же большая разница была в то время между сельским образованием и городским. На одной из олимпиад, случайно толкнул впереди стоящую девочку, извинился, познакомился с ней, с восьмиклассницой Заримой, с будущей спутницей моей жизни, худенькой, стройной как тростинка, с кучерявыми длинными косами, очень красивой девочкой, красивее всех девушек из нашего села и поселка Муртазово. Дружил с ней до окончания школы. Хвалили мои родители тихую, скромную, спокойную девочку Зариму, старшую дочурку друга отца, фронтовика Богатырева Сафарби, одобряли мой выбор.

В 1965 году выпускным классом в нашей школе был всего один класс – последний класс школы сельской молодежи. Один я, закончив вечернюю школу, опередив всех на целый год уехал из села поступать в медицинский институт, остальные взрослые выпускники, трактористы, комбайнеры и доярки остались со своими женами, мужьями, детьми жить и работать в родном селе. А моим ровесникам, одноклассникам по начальной школе, пришлось продолжить учебу и ждать выпускных экзаменов целый год.

Навсегда я оставил свое родное село, родителей, братишек, началась моя взрослая жизнь, полная неожиданностей и ярких впечатлений.

Апрель 2016 г. Михаил Карашев.

 

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.