Самолет

Светлой памяти моих бабушек, Дигурко Елене

и Карашевой Фаризат посвящаю.

 

Однажды в детстве к нам домой в Каншууей заехал родственник мамы дядя Степан, он возил барду – корм для коров из города Беслана в село Раздольное, где жила наша русская бабушка Елена. Мать попросила дядю Степана отвести меня с братиком к бабушке погостить на недельки две. Сама мать должна была ложиться в больницу чтобы подарить нам третьего братика. Отвез нас дядя Степан на родину нашей мамы в село Раздольное, это была первая поездка двух маленьких ребятишек из кабардинского села в русское. В Раздольном жили в основном украинцы, бабушка Елена была родом с Украины.

Дома отец, соседи разговаривал с нами на кабардинском, мать на русском, а в Раздольном бабушка на украинском, получалась какая то каша языков, но мы с братиком отлично ориентировались в этой каше.

Бабушка Елена, строгая женщина, встретила нас внучат настороженно, видимо наслышалась о нас, какие мы “хорошие ребятишки”, предупреждала: “Хлопцы ! Дальше двора нельзя – потеряетесь, уведут цыгане. В огород нельзя – покусают пчелы из ульев. За огород нельзя, унесет река Терек, которая протекала метрах в ста”. Получалось, что ничего нельзя. Можно было только сидеть тихо и никуда не высовываться. Нам было скучно от такой жизни, вели себя тихо и послушно, а сами вынашивали планы, как сбежать от такой вредной бабушки на свободу в Кабарду, как наказать эту злую бабушку, но бабушка Елена не спускала с нас глаз, будто читала наши мысли, предугадывала наши поступки. Не зря ее называли в своем селе знахаркой-целительницей, а в наше время таких называют экстрасенсами.

Целыми днями скучали по родному дому, по соседским ребятишкам, по другой родной кабардинской бабушке Фаризат, которая тоже была азэ (знахарка) в своем селе Каншууей. Приходили к выводу – лучше нашей доброй бабушки Фаризат нет, которая позволяла нам все, бегать на речку Курп, где даже не утонет цыпленок, до того это речка мелкая. Играться в зарослях акаций и папоротника в овраге за нашим двором.

Благодаря этим моим двум бабушкам, наглядевшись как они лечат больных детей и своих односельчан, подсознательно в детстве я решил стать тоже лекарем, врачем и лечить больных, что и осуществил во взрослой жизни.

Сидим мы с братиком как то на заборе, скучаем и наблюдаем за самолетом-кукурузником, который взлетал из за холма за селом и обратно садился за этот холм. У нас за селом Каншууей тоже был маленький аэродром, откуда взлетал самолет опрыскивать кукурузу. И приходит к нам с братиком одновременно мысль: надо улететь на этом самолете в Каншууей, выбрали момент когда бабушка ушла в сарай кормить поросят, к которым она нас никогда и близко не подпускала, боялась, что мы их придушим.

Они были похожи на маленьких, толстеньких щенят, а нам так хотелось с ними поиграться. И вот воспользовавшись таким счастливым случаем, отсутствием бабушки, мы спрыгнули с забора и побежали по сельской улице к холму за селом. Быстрее, быстрее, подбадривали друг-друга, отбежали метров двести-триста от дома бабушки, замедлили шаг, оглядываемся и видим – бежит за нами бабушка, она сразу заметила наше исчезновение и кинулась за нами. Кричит, зовет нас ребятишек на украинском: “ Стойте, Бисовы дети ! Вернитесь, Басурмане! “. А нас догнать не может, добежали мы почти до холма за селом, и вдруг какой то мужчина, шедший нам на встречу, увидевший такую картину, убегающих от бабушки двух маленьких детей, и догоняющую их старушку, кричащую: “Держите! Держите! Ловите! Ловите!” — перехватил и передал нас плачущей бабушке.

Бабушка ругает нас всякими смешными ругательствами на украинском языке, а мы смеемся, радуемся, что устроили такое приключение, что мы ее достали, заставили переживать за нас. Позвала бабушка дядю Степана и просит чтобы он этих Бисовых детей отвез домой в Каншууей к другой бабушке, что она не может больше терпеть наши выходки, что ее эти Басурмане, Бисовы дети, сведут в могилу. Мы смеёмся, дядя Степа тоже хохочет, а бабушка все переживает о случившемся и плачет.

На другой день, рано утром, подъехал дядя Степан и отвез нас к бабушке Фаризат в Каншууей. Дома нас ждала мама с нашим третьим братиком Тимошей. Сколько радости у нас было, что у нас появился еще один братик. Приходили родственники, соседи, все село по очереди и поздравляли папу, маму и нас детишек с прибавлением в семье! Спрашивали: “Как жилось у русской бабушки?” А мы рассказывали каждому, как хорошо было в Раздольном, про поросят, про самолет, про реку Терек, про бабушку Елену, что она такая хорошая, добрая, а мы ее довели до слез. Теперь мы с удовольствием поехали бы к ней отдыхать

снова в Раздольное. А все вокруг смеются, хохочут, узнали от дяди Степана о наших приключениях.

15 января 2016 год. Михаил Карашев.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.