Терек

Весной 1971 года, за два месяца до окончания медицинского института, приехал из Нальчика в Орджоникидзе новый министр нашей республики Беров Мухадин Л. Пригласили нас на встречу с ним, он рассказал о строящихся больницах, поликлиниках, санаториях, что нас ждут в родной республике с нетерпением. Просил вернуться домой, обещал молодым специалистам квартиры, специализацию в клиниках Москвы, Ленинграда, учебу в ординатуре и аспирантуре. Познакомился с каждым из нас, спрашивал откуда, по какой специальности хотим работать? Понравился нам всем молодой, жизнерадостный, невысокий, внешне напоминающий вождя пролетариата Ленина, Министр Здравоохранения.

Несмотря на такое предложение, несколько молодых врачей из нашей республики уехали в глухие районы центральной России, работать, набираться опыта. Большинство как перелётные птицы, вернулись на малую Родину через несколько лет.

Получив документы об окончании медицинского института, я не смог сразу уехать в Нальчик, военкомат г. Орджоникидзе направил меня на двухмесячные сборы в учебный центр, который находился в Тарском ущелье, в горах Осетии. Эти сборы я должен был пройти после окончания пятого курса, но по болезни пропустил. По прибытию в учебный лагерь, узнав, что я дипломированный врач, закончил мед.институт, меня приказом начальника учебного центра, назначали заведующим мед. пункта, должность которого была свободна, задерживался где-то в Москве, назначенный на эту должность кадровый военный врач.

В учебном центре учились студенты, будущие коллеги, из медицинских институтов Махачкалы, Грозного, Нальчика, Орджоникидзе. Встретил я там бывшего однокурсника, Хачетлова Рому, которого я не видел три года, познакомился с его новыми друзьями, студентами медиками из Нальчика.

Через месяц прибыл начальник мед.пункта, а меня досрочно, на целый месяц раньше, аттестовали, присвоили воинское звание – «Лейтенант Медицинской Службы», отчислили из учебного центра, и направили в распоряжение министерства здравоохранения Кабардино-Балкарской Республики. Здесь мне предложили на выбор должность начальника лазарета МВД, где сразу присваивали звание капитана внутренних войск, выделялась служебная квартира, также предложили учебу в ординатурах г. Москвы и Ленинграда по организации здравоохранения и Врачебно-Трудовой экспертизе. Направляли суд.мед.экспертом в Нальчик, паталогоанатомом в г.Прохладный. Отговаривали ехать в Терек, где нет свободной должности хирурга, но я настоял, чтобы меня направили на любую должность в Терский район, где прошло мое детство, жили мои родственники, друзья, одноклассники, где ждала меня моя молодая супруга с маленьким трехлетним сыном, где мне обещали выделить квартиру в течение нескольких месяцев. Видя такое упорство, министр направил меня в распоряжение главного врача Терской районной больницы.

Приказом №124, пункт 3 от 02.08-1871 года, меня приняли на работу врачом хирургом терской районной поликлиники. Все пять должностей хирургов в больнице были свободны, хотя в минздраве заявляли, что нет свободных ставок хирурга. Работал в поликлинике и стационаре один единственный молодой хирург, закончивший институт год назад, Жерешдиев Владимир, который тоже собирался уехать в Нальчик. Этим же приказом Жерешдиева утвердили заведущим хирургическим отделением больницы, а мою однокурсницу Канчукоеву Валентину, учившуюся со мной в одной группе шесть лет, назначили районным гинекологом.

Каждое утро приезжал на работу из родного села Каншуей в поликлинику, принимал, более ста больных за смену , затем приходил в стационар помогать Владимиру. Несложные операции делали вдвоем, на тяжелые случаи вызывали по санавиации хирурга и анестезиолога из Нальчика. Могу похвастаться, что ни один больной по нашей вине не умер. Правильно мы молодые хирурги ставили диагнозы, и вовремя вызывали помощь из Нальчика. Бывало, что закончив одну операцию, врачи из Нальчика начинали другую, подвозили беспрерывно тяжелых больных, пострадавших после автоаварии.

В первый день моего выхода на работу, привезли в поликлинику молодого парня из станицы Александровское, кровь хлестала, можно сказать из почти перекушенного языка в результате аварии на мотоцикле. Не было времени направлять его в Нальчик, или дожидаться приезда специалиста по санавиации, истек бы кровью, я быстро наложил швы на рану, остановил кровотечение, затем направил его в стационар нашей больницы долечиваться. В этот же день, в поликлинику пришла молодая женщина, приехавшая из далекого села Хамидии, показала обломок иголки, заявила, что вторая половина осталась в ладони. Без разреза, без обезболивания, тонким глазным пинцетом, нашел и вытащил оставшуюся половину иглы, повезло мне начинающему хирургу, обычно такую иглу ищут часами опытные хирурги в клиниках под ренгеном, и не всегда успешно. Сразу я прославился из-за этой иголки, на прием стали приходить больше больных, приезжали старушечки, из отдаленных сел района со своими шипами на ногах, с шишками на голове, никому никогда не отказывал, всем помогал.

Министерству Здравоохранения Республики надоела такая сложная ситуация в нашей районной больнице, где круглосуточно пропадали самые лучшие хирурги и анестезиологи республики, направили к нам несколько опытных хирургов из Нальчика, Прохладного, которым администрация и райком КПСС Терека выделили из резервного фонда квартиры в тот же день при поступлении на работу. Все должности хирургов были укомплектованы, кроме врача анестезиолога. Предложили мне пройти специализацию по анестезиологии и реанимации, обещали выделить квартиру после окончания учебы и возращения в Терек. Согласился, уехал на учебу, но квартиру, обещанную мне, пока я проходил специализацию, отдали очередному хирургу – гастролеру.

Вернувшись с учебы, стал работать врачом анестезиологом, перевез семью в Терек из родного села, очень было трудно, оклад 90 рублей, из них 25 рублей за квартиру, три бесплатных дежурства в месяц по больнице, бесконечные ночные вызова на экстренные операции, которые никогда не оплачивались, никто не мог заставить глав.врача оплачивать сверхурочную работу. Целый год я ждал обещанную квартиру, но не дождался. Пришел в военкомат, написал заявление, чтобы меня призвали на службу в армию.

Ровно через год, первого сентября, 1972 года, пришла повестка из военкомата, чтобы я явился в г.Курск, для прохождения воинской службы. Не стал я прощаться ни с кем, зашел только в отдел кадров, предъявил повестку о призыве в армию, забрал трудовую книжку, и отбыл в г.Курск оставив в Тереке мою семью. В управлении железнодорожных войск, которая находилась в г.Курске, мне предложили на выбор три места, в Сибири, в Рязани, на Урале, я уехал в город Рязань. Прибыл в Рязань, где мне предложили на выбор службу в городе Луховицы, в Рыбном, в Воскресенске, я выбрал Луховицы.

Все два года, пока я служил в армии, на все операции, проводимые в Тереке вызывали по санавиации врачей анестезиологов из Нальчика, был даже поставлен вопрос в минздраве о неблагополучной ситуации в Терской райбольнице, из – за отсутствия анестезиолога. Пришлось администрации района выделить мне квартиру, чтобы я вернулся из армии после окончания службы, до них дошли слухи, что я хочу остаться служить в армии, где меня уважали, любили, при каждом случаи поощряли денежными премиями, награждали грамотами, даже Центральный Комитет ВЛКСМ наградил меня почетной грамотой и нагрудным знаком, присвоили мне досрочно, через год звание старший лейтенант мед.службы.

За два месяца до окончания службы пришла телеграмма из города Терека, где сообщалось, что мне выделили двухкомнатную квартиру в новом доме по улице Бесланеява 3, и чтобы супруга приехала, получила ордер на квартиру. Две недели мы с Заримой думали, возращаться в Терек, или оставаться в армии, где бывший командир моей части, полковник Ральков, получивший повышение, предложил мне службу в военном госпитале, в г.Москве. Посоветовались мы с Заримой с родителями, и выбрали нашу малую Родину, вернулись в Терек.

Решил при первом удобном случае уехать на учебу в клиническую ординатуру. Написал заявление в минздрав, чтобы меня направили в клиническую ординатуру по анестезиологии и реанимации в Москву. Через два месяца я узнал, что министерство отказалось получать путевки в ординатуру в этом году. Приехал в минздрав в начале ноября 1972 года, где мне сообщили, что нет путевок, минздрав России не выделил, что поздно ехать на учебу, опоздал на два месяца. В этот же день, улетел я в Москву, пришел к министру Трофимову и попросил помочь мне. Через полчаса, с приказом о моем зачислении в двухгодичную клиническую ординатуру Казанского медицинского института имени Курашова, я вышел из министерства и улетел в Нальчик, Министр Беров был вынужден подчиниться вышестоящему министру и в свою очередь издал приказ откомандировать меня на учебу в г.Казань. Опять, так — же как перед армией, не стал прощаться ни с кем в больнице, получил трудовую книжку в отделе кадров, и улетел в Казань.

25 МАЯ 2016 ГОДА МИХАИЛ КАРАШЕВ